Иван Мигаль: «Иногда нужно восемь лет работы, чтобы увидеть подготовленного футболиста»

Наставник БАТЭ U-14 в перерыве между матчами нашёл для нас время и высказал своё мнение о Кубке Казачёнка, рассказал об особенностях подготовки молодых игроков и о своих тренерских амбициях.

Что скажете о турнире? Он уже юбилейный, десятый.
— Я уже второй раз на этом Кубке. Конечно, он очень хорошего уровня. Есть много сильных команд. Когда в Россию приезжают команды из разных стран, это очень важно, большой вклад для детско-юношеского футбола.

Как вам кажется, есть ли большие отличия между тем, чтобы тренировать в Белоруссии, России или где-то в Европе?
— Я думаю, что особой разницы между нашими странами нет. Может быть, в Европе — да, там всё-таки языковой барьер.

А как давно вы начали тренировать?
— В 2007-м году. Я тогда ещё учился на последнем курсе по профессии, на футбольного тренера. Пошёл в детско-юношескую школу, где набрал группу малышей 94-го года рождения.

Было сложно?
— Конечно, сложно было, но я тренирую уже 14 лет. Сначала в детской школе «Торпедо», затем у меня был специальный класс в суворовском училище. Потом я тренировал в юношеской сборной 95-го года рождения и 97-го. После самостоятельно работал в ЦОПе ( центр олимпийской подготовки — прим.), а уже оттуда перешёл в БАТЭ.

И сколько лет вы уже работаете в БАТЭ?
— С 2014-го года я там. Получается, скоро будет ровно четыре года, как я здесь.

Какие можно назвать три ключевых фактора для успешной работы детского футбольного тренера?
— Первое: любить ребят. Второе: профессионально относиться к своей работе. Ведь иногда бывает так, что тренер приходит на тренировку и только уже на ней начинает думать, что давать ребятам — это неправильно. Надо профессионально относиться к своей профессии. И третье: терпение. Это детский футбол, в нём нужно уметь терпеть. Здесь и сейчас не будет побед и кубков. Это не взрослый футбол, а юношеский, где приходится ждать. Иногда нужно пять, шесть или даже восемь лет работы, чтобы увидеть подготовленного футболиста.

Получается, результат для детского тренера долгое время неважен?
— Скорее, это не самоцель. Здесь главное, чтобы получилось обучить ребёнка технике, индивидуальной и групповой тактике. Чтобы, когда они пришли во взрослый футбол, дали результат именно там. Часто так бывает, что те, кто давал результат по юниорам, на взрослом уровне его не дают. И наоборот: тот игрок, который нигде и ничего не выигрывал, добивается очень многого потом.

Можете привести пример?
— К нам перешёл футболист с «Новополоцка». Его вообще никто не знал, потому что его предыдущая команда всегда была внизу турнирной таблицы, а теперь он в «БАТЭ». Думаю, это очень яркий пример.

А как мотивировать ребёнка, когда у него не получается играть хорошо?
— Да, здесь есть психологический аспект. Знаете, у нас в менталитете есть некая отдалённость от детей. Мы от них постоянно всё требуем и требуем, а у них проблемы дома, с учёбой и другие переживания. У кого-то из них даже девушка есть в таком возрасте! Нужно больше с ними общаться, уделять им внимание. Они ведь на тренировках проводят большую часть своей жизни, поэтому мы должны проводить не только занятия, но и узнавать, что у них на душе, что их беспокоит. Здесь тренер в плане мотивации играет огромную роль, быть примером.

Какова основная сложность в тренировке такого возраста U-14?
— В это время происходит половое созревание, поэтому кто-то из игроков очень маленький, а другой на две или три головы выше. Антропометрия играет большую роль. У многих футболистов в этот период теряется координация, подвижность, техника. Есть и психологические моменты: в этом возрасте ребята не любят критику — нужно находить правильный подход.

Кого можете выделить из ваших игроков? Кто уже сейчас проявляет незаурядную технику, мышление или лидерские качества?
— Да, есть ребята. Не хочу называть фамилии, но это не говорит, что в будущем они будут играть на высоком уровне. Часто бывает, что менее заметные футболисты со временем становятся лучше. Вот где-то в 16 лет становится яснее, сможет ли игрок играть на высоком уровне, но всё может измениться.

Посмотрим на другую сторону медали: можно ли уже в таком юном возрасте определить, что футболист станет звездой?
— Я бы сказал, что нельзя. Понятно, что футболист из ниоткуда не берётся, но сложно в таком возрасте дать оценку, станет ли он звездой. Когда ребёнку дан талант свыше, то они обычно куда менее трудолюбивы, чем остальные. А нужно стараться на тренировках, поэтому я бы никогда не выделял ребят, которые лучше.

Как же распределяется игровое время между ребятами?
— Нужно всегда давать в таком возрасте играть одинаковое количество игрового времени всем. Нет такого, что ты лучший и играешь без замен. Если делать так, то в 16 лет он может и карьеру завершить, поскольку наиграется. А если все играют равное время, то у всех одинаковые шансы себя проявить. Когда кто-то играет хуже сейчас, это не значит, что он не будет лучше потом. Нужно каждому ребёнку давать шанс, который в таком возрасте 50 на 50.

Вы продолжите тренировать этих ребят или за вами закреплена возрастная категория?
— Я принял их в августе прошлого года. Получается, четыре года буду с ними работать. Есть разные подходы у команд: кто-то два года ведёт ребят, кто-то — один. У нас же работаешь три-четыре года и только потом происходит переход от одного тренера к другому.

В чём тогда вы видите преимущество вашей системы в четыре года?
— Сложно сказать, у кого преимущество. Знаете, в «Аяксе» тренеры работают вообще по шесть недель, и затем ставят другого. А у нас сначала было от набора до выпуска — это десять лет. И мы начали перестраиваться, хотя ребятам это очень сложно, чтобы расставаться с тренером. Они привязываются. Но мы прекрасно понимаем, что должна быть более узкая специализация по возрасту. Да, это всё пришло с Европы. Может, потом перейдём и на два года, но шесть недель… Что тренер за такой срок может сделать? Но если в Голландии видят, что это приносит плоды, то так оно и есть. Нужно найти свою систему, которая подойдёт. Но мне кажется, что больше четырёх лет — тоже перебор.

Вы хотите всегда тренировать юношей или у вас есть амбиции со взрослым футболом?
— На данный момент я работаю со старшим звеном, это 14-17 лет. Мне это нравится, но, наверное, каждый солдат хочет быть генералом, поэтому со временем, может быть, попробую. Может, пока не созрел.

Больше привлекает должность в клубе или в сборной?
— Я поработал там и там, но в лучше, конечно, работать в клубе. Там каждодневный труд, который мне больше по душе, а в сборной лишь неделя-две вместе с командой. С другой стороны, сборная — это престиж страны, но для меня всё-таки лучше в клубе.

Начать обсуждение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *